Сбор наличных средств на лечение детей законно ли

Как организовать сбор денег больным детям на лечение и реабилитацию?

Сбор наличных средств на лечение детей законно ли

Сбор денег больным детям — частная инициатива людей, которые столкнулись с трудной жизненной ситуацией, или работа, выполняемая благотворительными фондами.

Последние годы появилось много организаций, которые не уходят от помощи и идут навстречу в вопросе финансирования или оказания иной поддержки.

Рассмотрим, чем могут помочь благотворительные организации, и как действовать в случае отказа.

Почему сбор денег больным лучше вести через фонды?

Преимущество благотворительных фондов — открытость для общества, наличие полной информации о работе и отчетность за собранные средства. Конечно, в сфере благотворительности встречаются и мошенники, но крупные организации дорожат репутацией и открыты для проверок.

ПреимуществаНедостатки
Нет необходимости платить 13-процентный налог.БФ оказывают целевую поддержку и часто помогают детям с определенными заболеваниями или проблемами.
Получение различных видов поддержки — финансовой и информационной. Специалисты БФ помогают найти выход, рекомендуют лучшие больницы и докторов.Высока вероятность отказа из-за большого числа желающих получить материальную помощь.
БФ организовывают благотворительные акции, которые ускоряют сбор денег для больных детей.Необходимость предоставления большого пакета бумаг. Бюрократическая составляющая занимает много времени.
Возможность организовать лечение за границей. Сотрудники благотворительных фондов подбирают оптимальное решение, что позволяет сэкономить время и нервы.Многие фонды запрещают вести параллельную компанию по сбору средств. При наличии страниц в соцсетях часто приходится их закрывать.
Количество таких организаций постоянно растет, поэтому трудности с поиском подходящего варианта исключены.

Как собрать деньги больному ребенку через фонд?

Благотворительные фонды актуальны в следующих случаях:

  1. Срочно требуется лечение, а квоту же нет. В такой ситуации каждая минута может спасти жизнь.
  2. Не обойтись без реабилитации. Не секрет, что после лечебных процедур требуется длительное восстановление и прохождение дополнительных мероприятий (в первую очередь, после онкологии или при ДЦП).
  3. Врачи в России беспомощны перед заболеванием и приходится обращаться в заграничные клиники.
  4. У человека отсутствуют деньги, чтобы перевезти малыша для лечения в другой регион страны. Это распространенное явление.

Рассмотрим, как собрать деньги больному ребенку через фонды. Стоит учесть следующие рекомендации:

  • Важно оформить письмо или лично связаться с работниками БФ, рассказать о диагнозе и семье.
  • Требуется передать фотографии, выписки из медицинских  учреждений и бумаги, подтверждающие личность больного малыша.
  • Обязательное условие — подписание договора с правом применения полученных сведений в Сети и СМИ.

БФ могут отказать в следующих случаях:

  • Передача поддельных бумаг или документации с заведомо ложными сведениями. Практика показывает, что обман обязательно всплывает, а заявитель может попасть в «черный список».
  • При возможности получить помощь бесплатно. Специалисты благотворительных структур знают законодательство и быстро определяют, когда человек вправе рассчитывать на безвозмездное лечение. В такой ситуации сбор денег в помощь не производится. Заявителя просто информируют, куда лучше обратиться.
  • Лечение за границей — желание родителя, а не реальная потребность. Благотворительные фонды больше ориентированы на местные леченые учреждения. Исключением являются случаи, когда в России малышу не могут помочь.
  • Эксперименты. Если речь идет о методике, которая ранее еще не применялась, получить поддержку БФ вряд ли получится.

Помогите собрать деньги ребенку — куда обратиться?

Сегодня работает множество организаций, которые небезразличных к проблемам детей и оказывают посильную поддержку. Выделим некоторые организации:

  • «Абсолют-Помощь» — БФ, который работает с 2002 года, помогает инвалидам и сиротам. Организация организует собор финансовой помощи, дает рекомендации по выбору больницы, а при одобрении кандидатуры напрямую оплачивает услуги медицинского учреждения.
  • «Дети Земли» — волонтерский клуб, который создан в 2006 году. В эту организацию часто обращаются с просьбами «Помогите собрать деньги ребенку на лечение или реабилитацию». Организация небезучастна к тяжелобольным, она помогает по запросу врачей или пациентов.
  • «Детские сердца». Этот БФ создан в 2002 года. Направление деятельности — дети с проблемами ЦНС и врожденными пороками сердца. Задача заключается в предоставлении адресной материальной помощи. Для получения поддержки требуется оформить письмо и прислать необходимый пакет бумаг.

Кроме рассмотренных выше фондов, выделяются следующие структуры — «Доброе сердце», «Подари жизнь» и прочие.

Как просить о помощи для сбора денег?

Когда человек сталкивается с трудной ситуацией и срочно нуждается в деньгах для лечения ребенка, важно придерживаться простых правил:

  • Обратитесь к докторам и вместе с ними определите подходящий вариант лечения. Большую часть болезней удается излечить на территории России, не расходуя средства на заграничных докторов.
  • Подтверждающая документация и фотографии должны быть открыты для потенциальных благодетелей. Кроме того, при размещении проекта по сбору денег на площадке краудфандинга или в соцсетях важно сразу выложить требуемые бумаги.
  • Чтобы сбор денег на лечение ребенка был более эффективным, рекомендуется вести бухгалтерию, контролировать доходы и затраты.
  • Все перечисленные деньги должны применяться строго по назначению с последующей отчетностью перед людьми. Только так можно заслужить доверие и привлечь еще большие суммы для спасения ребенка.
  • Будьте вежливы и не скупитесь на слова благодарности. При наличии такой возможности скажите личное спасибо, а лучше отблагодарите человека публично. Для вас это ничего не будет стоить.
  • Помните о мошенничестве в Сети и защитите кошелек от взлома.

При обращении к людям будьте честны и предоставляйте полные сведения. Перед тем как просить о помощи для сбора денег, подготовьте документацию, чеки и прочие бумаги, подтверждающие расходы и диагноз. Укажите контакты для связи, чтобы любой человек мог связаться и получить недостающую информацию.

Как собрать деньги на лечение ребенка, если фонды отказывают?

Часто благотворительные фонды находят причины для отказа из-за большого наплыва желающих. Причин множество и некоторые из них рассмотрены выше. В такой ситуации важно не падать духом, ведь в распоряжении нуждающихся площадка Sbordeneg.com. Здесь доступно бесплатное открытие проекта для сбора денег на любые цели, в том числе лечение и реабилитацию ребенка.

Сделайте следующее:

  • Зарегистрируйтесь и авторизуйтесь на сайте.
  • Внесите сведения в специальные поля.
  • Рекламируйте ссылку на проект на форумах и в соцсетях.

Подробная информация о пользовании с ресурсом рассмотрена в разделе «Как это работает?». Теперь вы знаете, как собрать деньги на лечение ребенка, и где получить помощь детям, нуждающимся в срочной госпитализации или реабилитации. Не медлите, ведь каждая минута имеет значение.

Источник: https://sbordeneg.com/blog/32-kak-organizovat-sbor-deneg-bol-nym-detyam-na-leche.html

Волонтеры собирают деньги: 10 советов тем, кто достает купюру | Милосердие.ru

Сбор наличных средств на лечение детей законно ли

Если к вам на улице подходят с просьбой купить шарик/ручку/браслет за определенную сумму «в помощь детям», не стесняйтесь затормозить. Да, гораздо проще – дать сто рублей и спешить дальше.

Это может быть не очень значимая для вас сумма, но стоит ли отдавать ее возможным мошенникам? Может, если вы готовы отдать ее неведомо кому, вами руководит именно поспешность и импульсивная эмоция, а не стремление помочь? Если вы и правда спешите, а помочь хотите с умом – запомните название фонда, найдите его реквизиты в интернете и в спокойную минуту перечислите пожертвование.

2. Переспрашивайте

Поинтересуйтесь у тех, кто предлагает сделать пожертвование, какое название фонда, кто адресаты помощи (сбор может быть и не адресным, а «программным», когда деньги идут, например, на зарплаты нянечкам для детей-отказников в больнице). Если волонтеры (или промоутеры) не знают точно, в чью пользу собирают деньги, это тревожный звоночек.

3. Проверяйте в интернете

Если в вашем телефоне или планшете есть интернет, не стесняйтесь зайти на сайт фонда, от имени которого идет сбор. Если сайта вовсе нет – это более чем тревожно.

Фонд, занимающийся публичным сбором средств, но не давший себе труда создать сайт, скорее всего, не отчитается о том, сколько денег собрали и на что их потратили, – ему просто негде это сделать.

Если сайт есть, там должны быть:а) сведения о проходящей уличной акции с указанием адресов и сроков,

б) отчеты о собранных и израсходованных средствах (если фонд не оказывает адресной помощи, это могут быть отчеты по программам фонда только за прошлый год, но отчеты должны быть).

Пример 1. 19 сентября 2014 года в Москве были замечены сборщики в футболках с сердечками и надписями «Во благо жизни», с символикой одноименного фонда. Фонд содействия духовному, физическому и творческому развитию личности «Во благо жизни» существует с 2008 года, но до сих пор не обзавелся сайтом.

За это время акции фонда бывали благосклонно замечены прессой: это в основном организация концертов звезд перед детьми из детских домов.

Если сборщики имели отношение к фонду «Во благо жизни», то по меньшей мере странно, что фонд, начинающий уличную акцию, не имеет сайта, а имеет только безлюдную (на 15 участников) группу в социальной сети «В контакте», где ни разу не публиковались новости.

Президент благотворительного фонда Вероника Евгеньевна Саратовская, указанная как контактное лицо, последний раз заходила в социальную сеть 20 сентября 2011 года, о чем «ВКонтакт» поведал при попытке с ней связаться. Не удалось связаться с представителями фонда и другими способами.

Есть вероятность, что сборщики не имели отношения к фонду, – см. пункт 4.

Пример 2. Фонд «Подари жизнь» готовит документы для подачи иска в суд против граждан, продававших воздушные шарики на улицах Москвы якобы в «помощь детям» от имени фонда. Фонд предупреждает, что никогда не проводит подобных акций.

Пример 3. Регулярно уличным фандрайзингом занимается фонд «Детские деревни-SOS». Всю информацию о работе представителей фонда можно найти на сайте организации.

4. Спрашивайте документы

У каждого представителя должны быть доказательства его причастности к организации: доверенность или волонтерский договор, заверенные печатью фонда и подписью его руководства. Если это бейдж, то на нем должен быть личный номер сотрудника или волонтера, телефон, по которому можно связаться с руководством.

Пример 1. Молодые люди, собиравшие средства на Патриаршем мосту в пользу фонда «Во благо жизни», сообщили корреспонденту «Милосердие.RU», что все их документы «у Дэнька остались». Это достаточное основание не давать денег.

Пример 2. Фандрайзеры фонда «Детские деревни-SOS», притом что не берут наличных, а только предлагают подписаться на пожертвования через интернет на официальном сайте организации (они имеют с собой планшеты), всегда имеют при себе документы и доверенность от фонда.

5. Звоните!

При уличном сборе волонтеры должны без труда указывать не только адрес сайта, но и фактический адрес и телефон организации.

У долго и стабильно работающей организации должен быть городской телефон (однако его отсутствие еще не значит, что фонда не существует). Если адрес на сайте фонда и в документах волонтеров-сборщиков не совпадает, стоит задуматься.

Если телефонов нет вовсе или они не отвечают, это еще более тревожный знак. Иногда только звонок может внести ясность.

Пример. В материалах, с которыми ребята из фонда «Во благо жизни» собирают деньги, указан адрес фонда «Наставнический переулок, д. 6» и телефон +7 (495) 799-29-43.

Однако этот номер телефона «временно заблокирован», а поиск в интернете по телефонному номеру дает его соответствие с адресом «Большая Никитская, 22/2», где базируется некое общественное движение «Формула добра».

И вот тут-то можно наконец-то увидеть хоть какие-то сведения об уличной акции и фотографии тех самых «волонтеров», которые собирают деньги.

6. Фотографируйте

Сейчас фотоаппарат есть почти в каждом телефоне. Если волонтеры или сотрудники фонда боятся камеры – это верный признак непрозрачности акции. Если они хотят, чтобы вы рассказали о сборе средств в социальных сетях и призвали друзей жертвовать деньги, они будут только рады увидеть свое фото в интернете.

Если вам заявляют, что сборщика нельзя фотографировать без разрешения, помните: это в «частной жизни» требуется разрешение, но когда человек вышел на публичную акцию по сбору средств, это правило не действует.

6. Деньги – в ящик или в руки?

Если фонд хочет обеспечить прозрачность сбора средств, то волонтеры не будут принимать деньги в руки, а будут иметь при себе опечатанный прозрачный ящик для сбора.

«Сбор наличных на улице всегда вызывает вопросы, потому что ни один донор или проверяющий не может гарантированно убедиться, что деньги попадают на счет и потом доходят до дела.

Если ящики для пожертвований опечатаны не просто проволочкой, а синей печатью организации, и эта печать совпадает с печатью на документах, выше вероятность, что деньги хотя бы не будут вытащены просто так без вскрытия пломбы», – поясняет директор по фандрайзингу и коммуникациям фонда «Детские деревни-SOS» Дмитрий Даушев.

Прозрачные ящики должны вскрываться специальной комиссией как минимум из трех человек, должен составляться акт, при существенных суммах сборов должен заключаться договор с инкассаторской компанией.

Проверить все это сложно, но спросить сборщиков, кто и как считает собранные средства, не помешает.

Отсутствие ящиков – конечно, не доказательство нечестности фонда или волонтеров, но и явно не «плюс», это фактор риска: при большом количестве волонтеров велики искушения.

7. Волонтеры или промо-персонал?

В благотворительной среде не принято, чтобы сборщиками пожертвований на улице выступали нанятые за деньги промоутеры. Тем более не принято, чтобы они работали «от процента».

Однако законы фандрайзинга в нашей стране практически не прописаны, а несоблюдение существующих внутри благотворительного сообщества обычаев – не преступление.

Важна прозрачность для жертвователя: какой процент его денег пойдет не адресату помощи, а сотрудникам-промоутерам.

Пример 1. Летом нашумел сбор самарского фонда «Наши дети» на улицах Москвы. Его представители у промо-стоек с ящиками для пожертвований путались в показаниях: то ли они работают за оклад (100-200 рублей в час), то ли трудятся как волонтеры, то ли организатор «иногда по желанию премирует их из личных средств».

Пример 2. Сборщики пожертвований фонда «Во благо жизни» сказали корреспонденту «Милосердия.RU», что получают 10% от собранных средств. В этом случае они становятся уже не волонтерами и даже не сотрудниками, а своего рода предпринимателями.

8. Собиратели средств, не нарушайте закон!

Очевидно, что сборщики средств не должны, например, препятствовать движению пешеходов, создавать аварийные ситуации (например, собирая деньги у автолюбителей в пробках) и так далее.

Если пожертвования собирают, предъявляя благополучателя «живьем», также возникают вопросы (например, при сборе денег на приют для собак или кошек).

Проверки требуют и случаи, когда к сбору средств привлекаются несовершеннолетние.

Пример. Сборщики фонда «Во благо жизни» заявили корреспонденту «Милосердия.RU», что им еще нет 14 лет, и они «работают с разрешения родителей». Разрешение родителей на работу детей до 14 лет, несомненно, нужно, причем в письменном виде. Также обязателен трудовой договор, особые условия труда (не долее определенного количества часов в день), условия безопасности и отдыха.

Если у вас есть хоть тень сомнения в законности привлечения несовершеннолетних – это основание написать заявления в прокуратуру и полицию о проверке законности мероприятия. Дети имеют право помогать фонду по доброй воле. Если же речь идет об оплаченном труде, то трудовой кодекс накладывает множество ограничений.

Нужно пройти к ближайшему полицейскому, записать номер его жетона или удостоверения и пояснить, что несовершеннолетние занимаются сбором денег с пользу неустановленных лиц – кто-то извлекает прибыль, используя их труд. Об этом надо сказать ближайшему полицейскому или по номеру 112 (там ведется запись).

Эффективнее сразу обращаться и в инспекцию по делам несовершеннолетних, а не к дежурному в полицейском отделении. Если дети занимаются сбором без ведома родителей, то санкции грозят не только организатору сбора, но и родителям – административный штраф за ненадлежащий надзор достаточно велик.

Если сборщики окажутся детьми самих организаторов акции, это чревато даже лишением родительских прав.

10. Собираетесь расследовать – сначала дайте денег

Если вы видите сборщиков благотворительных средств, деятельность которых, по всем перечисленным признакам, должны проверить уполномоченные органы, то для начала такой проверки придется все-таки пожертвовать некоторую сумму.

Сколько опускать в ящик? Хищение, в том числе путем мошенничества, средств на сумму менее 1000 рублей, считается мелким и относится к административному правонарушению, карается не более чем штрафом.

Однако проверка даже по административному кодексу – немалая головная боль для организации, затеявшей подозрительный сбор.

https://www.youtube.com/watch?v=WaQDgOe-aRA

Если же сборщики что-то продают, будь то ручки или браслеты, это нужно купить. Тем самым создается факт сделки, о котором вы сможете написать в заявлении в полицию.

***
Печально, что множество мошенников остаются безнаказанными, еще печальнее, что они дискредитируют такой эффективный способ сбора средств, как обращение «к миру» с просьбой дать «по нитке» на рубашку. Именно из-за множества организационных сложностей и искушений большинство благотворительных фондов не ведут сбор наличных на улице.

В Москве, словно чтобы не вполне отдавать улицы попрошайкам разной степени честности, в последние годы появились традиции благотворительных ярмарок, базаров и фестивалей, в которых участвуют десятки честных фондов.

Также ярмарки проходят при храмах – в основном перед Рождеством и Пасхой.

На городском фестивале «Добрая Москва», «Душевном базаре» и подобных мероприятиях не надо ничего проверять и расследовать: можно с легким сердцем и спокойной совестью купить какой-нибудь сувенир или что-то вкусное, и знать, что деньги будут потрачены так, как положено.

Присоединяйтесь к нам

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/na-ulice-sobirayut-dengi-na-dobroe-delo-10-sovetov-tem-kto-dostaet-kupyuru/

Сбор наличных средств на лечение детей законно ли

Сбор наличных средств на лечение детей законно ли

Каждый, кто принимает решение пожертвовать, либо должен отдать и простить, либо проверить, куда пойдут деньги. Благотворительные организации, в чьей деятельности я уверена, за редким исключением таким способом сбора средств не пользуются.

Русфонд, например, вообще старается не связываться с наличными деньгами. Безналичные переводы, кстати, проще отследить в случае проверки. У нас более 20 способов пожертвования, они все безналичные. По моему мнению, основной показатель работы фонда – процент, который он тратит на административные расходы. По закону, это максимум 20%. Но чем меньше, тем лучше».

Виктор Костюковский, специальный корреспондент Русфонда: «Недавно на улице увидел ребят, которые собирали деньги на лечение девочки. Все бы ничего, только я точно знал, что нужная сумма уже собрана, потому что сам писал об этой девочке.

Подвид целителей – жулики, предлагающие уникальные лекарства и биодобавки «в кредит», якобы от клиники Администрации Президента, РАН и прочая.

Сборщики – тиражируют историю больного, вызывающую сочувствие, расставляют коробки и ящики, запускают своих сотрудников с плакатами по улицам города. Часть из собранного действительно достается пациенту. А вот остальное делится между сборщиком и его хозяином.

Просто мошенники поступают немудренее всего – берут, допустим, в интернете, фотографию больного ребенка посимпатичнее, копируют данные и призыв о помощи, заменяют платежные реквизиты на свои и тиражируют информацию дальше.

Закон не обязывает фонд указывать, что информация о его деятельности размещена на коммерческой основе — это вопрос самого СМИ. И печатные СМИ, как правило, это указывают. А вот электронные СМИ и ТВ — чаще всего, нет, хотя есть и исключения.

По словам Елены Грачевой, среди сотрудников фондов на этот счет нет единого мнения. Потому что, с одной стороны, фонды действительно подвергаются множеству проверок со стороны Минюста, Минсоцразвития, прокуратуры.

С другой стороны, критерии отчетности в законе не прописаны, они существуют лишь в виде ведомственных методических писем для бухгалтеров фондов и т.д.

В том числе и на действиях самих детей, которые ходят с коробками в транспорте и на улице».

Арина говорит, что в «Дедморозим» подобные организации называют «злотворительными».

Жительница города Перми Елена рассказывает, что нередко видит подростков с коробкой в транспорте:

«Пассажиры им в коробку засовывают деньги. Не всегда, но бывает. Однажды видела, как ехали два мужчины, оба будто после драки, в бинтах, кровоподтёках. Они оба сунули по купюре. Сколько именно, не видела.

Жертвуют те, кому самому плохо».

Подростки, собирающие деньги в коробку, часто ездят в автобусах, маршрут которых проходит по окраинам города.

Организация небезучастна к тяжелобольным, она помогает по запросу врачей или пациентов.

  • «Детские сердца». Этот БФ создан в 2002 года. Направление деятельности — дети с проблемами ЦНС и врожденными пороками сердца. Задача заключается в предоставлении адресной материальной помощи. Для получения поддержки требуется оформить письмо и прислать необходимый пакет бумаг.

Кроме рассмотренных выше фондов, выделяются следующие структуры — «Доброе сердце», «Подари жизнь» и прочие.

Как просить о помощи для сбора денег?

Когда человек сталкивается с трудной ситуацией и срочно нуждается в деньгах для лечения ребенка, важно придерживаться простых правил:

  • Обратитесь к докторам и вместе с ними определите подходящий вариант лечения.

Супервайзер только иногда заглядывал на проверку, а в конце смены забирал пожертвованные деньги и выдавал на руки зарплату – 100 рублей за час. Кстати, о том, что нам платят деньги, мы не должны были никому говорить. Для людей мы вроде как волонтеры», — продолжает девушка.

«Если кто-то положил 500 или 1000 рублей, это считалось удачей, и в конце дня мы говорили что-то вроде: «Ну вот, сегодня 3000 только крупными, здорово!» Когда я работала на Пасху, нам удалось собрать 6000 только тысячными купюрами.
Мы тогда попросили прибавку. Но координатор сказал, что это не наша заслуга, а русского религиозного менталитета», — рассказывает Мария.

Девушка до сих пор искренне верит в то, что собранные ею деньги действительно шли на лечение: «Сама каждую смену старалась хоть 20 рублей, но положить.

Вот только проверить эти цели обычно невозможно: никакой отчетности такие сборщики не предоставляют. Добросовестные благотворительные фонды подобных уличных сборов не проводят.

«Меня ещё очень беспокоит, что к этой деятельности очень часто привлекаются несовершеннолетние дети, не понимая и не зная зачастую, на кого они собирают эти средства и что происходит с деньгами потом, — говорит Светлана Денисова. — Если посмотреть сайты организаций, которые собирают деньги, то никаких актов о вскрытии ящиков и никаких сведений о том, сколько было получено денег, куда они были потрачены, нет».

Представитель благотворительного фонда «Дедморозим» Арина Плюснина объясняет, что такой вид «бизнеса» по-прежнему жив, потому что жители города готовы жертвовать:

«Лжеволонтеры (или, как мы их называем, коробочники) спекулируют на доброте.

Однако сейчас люди предприняли такие ходы, как:

  1. Заключение контрактов с филиалами телекоммуникаций и связи – человек отправляет SMS, а сумма стоимости сообщения уходит на счет ребенка в банк.
  2. Заключают контракты с местными фирмами, которые могут оповестить сотрудников о сборе средств. Чаще этим занимаются компании-рекламщики, которые также получают свою выгоду: репутацию и узнаваемость.
  3. Компании, такие как Mc`Donalds. Они всегда собирают средства для нужд детей.
  4. Компании косметической линии, например Mary Kay.
    Изначально она была создана для помощи детям-сиротам и больным онкологией. Розовый цвет – запатентованный цвет фирмы, означающий добро и помощь бездомным детям и нуждающимся семьям.

Есть много малоизвестных фирм, которые иногда проводят благотворительные акции и дни «открытых дверей».

Складывалось впечатление, что они сами не в курсе, для кого именно они собирают деньги.

На следующий день я связался с мамой той самой девочки (ее контакт мне дали в другом фонде). Вот что рассказала Татьяна Капустина:

– Да, мы действительно сотрудничаем с этим фондом, и они уже перевели нам 180 тысяч. – 180 тысяч? Но у них уже собрана гораздо большая сумма.

– Да, я видела на сайте, что уже собрано 336 тысяч или что-то около того, но у фонда есть и другие дети, которым требовалось срочное решение, и я дала согласие на то, чтобы они пока воспользовались деньгами, собранными для Вики. Оставшуюся сумму они обещали перечислить до конца недели.

Вопрос был исчерпан.

Ребята-«волонтеры» просят помочь детям-сиротам, предлагая купить браслетик и показывая благодарность из детского дома в качестве доказательства. Причем деньги собирают не в ящик для пожертвований (опечатанный, как и положено по правилам), а в пакет. Способ простой, быстрый и беспроигрышный. Куда потом идут эти деньги, можно только гадать.

Виноват менталитет

Ящики для сбора средств на лечение прочно заняли свое место в самарских торговых центрах.
Молодые девочки-волонтеры (как они сами себя называют) громким голосом рассказывают историю больного ребенка и просят пожертвовать «сколько не жалко». Является ли законным этот способ?

Заученный текст – вот максимум информации, которой могут поделиться эти милые создания. Об учредительных документах и отчетности они вряд ли слышали.

Важно

Чтобы на деле доказать тяжелую ситуацию, они не могут не показать «проблему изнутри», если не приедут и не запишут несколько кадров для представления ситуации.

Также редактор призывает к сотрудничеству детские дома, пенсионные дома престарелых, благотворительные частные фонды, такие как «Сиделки», чтобы охватить большую часть аудитории, способную помочь и довести до огласки проблемы общества.

Кто еще сотрудничает с теле-СМИ?

Некоторые политические организации также выступают с акциями поддержки. Родители могут обратиться напрямую в редакцию, после чего из уведомят о принятии и публикации сведений.
Попросят представить документы лично или прислать по почте. При открытии сбора приходит уведомление.

Источник: http://yurist-don.ru/sbor-nalichnyh-sredstv-na-lechenie-detej-zakonno-li/

Телевизионные попрошайки или благотворительные фонды: расследование ФАН

Сбор наличных средств на лечение детей законно ли

На федеральных телеканалах стали массово появляться топорно сработанные ролики, где женщины с детьми на руках, сглатывая слезы, с интонациями профессиональных попрошаек просят денег. Реклама, которая вызывает вопросы у миллионов россиян, размещается благотворительными фондами, действительно собирающими деньги на лечение детей.

Однако мало кто догадывается, что значительная часть собранных таким образом средств вкладывается снова в рекламу. Так работает система, позволяющая фондам значительно увеличить объемы пожертвований. Из девяти тысяч официально зарегистрированных в России благотворительных фондов деятельность лишь единиц прозрачна и доступна.

На что собирают и как тратят деньги эти организации — в материале Федерального агентства новостей.

Министерство здравоохранения и социального развития недавно опубликовало разъяснения относительно деятельности благотворительных организаций. В документе говорится, что Минздрав готов сотрудничать с НКО, включая благотворительные и пациентские.

«В этих целях в Минздраве России сформирован совет пациентских организаций, включающий представителей таких организаций по целому ряду профилей деятельности. Не вызывает сомнения, что как НКО в целом, так и благотворительные организации в частности, занимаются значимой и полезной работой.

При этом периодически в прессе появляется информация по сбору средств на лечение детей и взрослых с указанием на то, что помощь не может быть оказана в России или требует оплаты.

Проведенные проверки показали, что по ряду таких фактов данная информация не соответствует действительности», — говорится в заявлении ведомства.

Обращение было вызвано тем, что министр здравоохранения Вероника Скворцова предложила тщательнее проверять, на что именно собирают деньги общественные организации. Их представители, в свою очередь, были удивлены тем, что этот вопрос возникает вновь и вновь — Минздрав уже неоднократно давал разъяснения, что не подвергает благотворительность как институцию сомнению.

После недоуменных комментариев в СМИ от представителей некоторых фондов в Минздрав вынужден был вновь уточнить: «Это никоим образом не означает, что все сборы средств, осуществляемые фондами, оцениваются Минздравом России негативно.

Более того, министерство многократно выражало готовность, в случае поступления от фондов информации о необходимости сбора средств, проверить, действительно ли такая помощь не может быть оказана бесплатно в нашей стране.

Такие запросы многократно поступали и поступают в Минздрав России. Речи о том, чтобы сделать такой механизм обязательным, не идет.

Министерство исходило и исходит из того, что некоммерческие организации, включая благотворительные фонды, являются партнерами органов государственной власти в деле обеспечения наивысшего уровня защиты права граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь».

Однако на практике далеко не все эти «партнеры» занимаются защитой прав граждан. Многие откровенно зарабатывают на сострадании. И самое тревожное, что проверить это очень трудно.

Рубль ребенку, два — себе

На некоторых федеральных телеканалах все чаще стали появляться топорно сработанные ролики, где женщины с детьми на руках, сглатывая слезы, с интонациями профессиональных попрошаек просят денег.

Почти угрожают: «Если не поможете, сынок умрет». Женщины, вероятно, вполне реальные, и дети их действительно больны и нуждаются в помощи.

Но откуда и каким образом хлынули на телеэкраны эти новые русские фонды?

Елена Грачева, административный директор одного из самых известных и уважаемых благотворительных фондов — фонда «АдВита» — рассказала, как работают ее коллеги разной степени открытости и честности.

«Как правило, благотворительный фонд размещает рекламу либо по социальной квоте, если речь идет о государственных СМИ, либо по безвозмездному договору сотрудничества с коммерческой компанией, если удается договориться.

Существует два типа размещения информации о фонде в СМИ: на бесплатной и на коммерческой основе. Крупные известные фонды, в том числе «АдВита», за рекламу не платят.

Но есть фонды, которые покупают рекламу в СМИ по рыночным расценкам и показывают свои ролики по сбору средств как обычную рекламу», — рассказывает Елена Грачева.

Есть административные расходы фонда. Это зарплата сотрудников, налоги, оплата связи и т.д. Они не должны превышать 20% от прибыли, а у большинства серьезных фондов составляют всего 8-10%. И есть статья, которая называется «продвижение». Вот ею и пользуются организации, публикующие информацию о себе на условиях обычной коммерческой рекламы.

Это не является незаконным, но при этом жертвователи не знают, что половина их пожертвований идет на платное размещение ролика о сборах средств.

Конечно, благотворительные организации обязаны регулярно публиковать отчеты о собранных и потраченных средствах на сайте Минюста, но кто из обычных добросердечных людей будет искать и читать эти отчеты? Тем более, что найти нужную информацию, порой, весьма непросто.

Закон не обязывает фонд указывать, что информация о его деятельности размещена на коммерческой основе — это вопрос самого СМИ. И печатные СМИ, как правило, это указывают. А вот электронные СМИ и ТВ — чаще всего, нет, хотя есть и исключения.

По словам Елены Грачевой, среди сотрудников фондов на этот счет нет единого мнения. Потому что, с одной стороны, фонды действительно подвергаются множеству проверок со стороны Минюста, Минсоцразвития, прокуратуры.

С другой стороны, критерии отчетности в законе не прописаны, они существуют лишь в виде ведомственных методических писем для бухгалтеров фондов и т.д. Но у этих критериев нет статуса закона.

По закону от фондов требуют только публикацию годового отчета на сайте Минюста — и все.

Например, в Санкт-Петербурге зарегистрирован фонд, который платит за рекламу ровно половину своего весьма немаленького бюджета (речь идет о сотнях миллионов рублей за год). Его ролики часто демонстрируются по федеральным каналам, люди охотно реагируют и жертвуют деньги, но при этом даже не догадываются, что как минимум половина денег идет на рекламу.

«Появление названия фонда и его героев на экране телевизора не может быть гарантией того, что информация проверена, и что все ваши деньги уйдут конкретному персонажу. В подавляющем большинстве случае да, уйдут. Но, может быть, и нет», — говорит Елена Грачева.

На что фонды собирают деньги

Благотворительные организации в основном собирают средства на лечение и лекарства, которые государство по разным причинам не финансирует, не производит или его надо слишком долго ждать.

Например, пересадка донорских органов (сердце и легкие) ребенку — пока возможна только за границей. Или у региона нет денег на приобретение дорогостоящего препарата.

Инновационные таргетные препараты действительно стоят сотни тысяч рублей, для многих региональных дотационных бюджетов эта ноша непосильна.

(Напомним, статья финансирования госзакупок медпрепаратов находится в ведении регионального бюджета. Плюс действующая программа «Семь нозологий»).

К примеру, высокотехнологичная помощь на трансплантацию костного мозга от неродственного донора предлагается государством за 2,9 млн. руб.

На деле же может потребоваться гораздо больше, до пяти миллионов рублей, иногда и больше.

Тариф такой специализированной высокотехнологичной помощи не учитывает ряд необходимых для пересадки алгоритмов: лабораторное сопровождение, многие дорогие лекарства, лечение осложнений.

«В 2017 году в России выполнено около трехсот таких ТКМ (трансплантаций костного мозга) — и только 50 доноров были из нашего национального регистра. А донор из мировой базы обходится в 20 тыс. евро.

Детям эти трансплантаты покупаем мы и фонд «Подари жизнь», взрослым — «АдВита» и некоторые другие фонды.

Но взрослых больных больше, и денег не хватает», — сообщил в СМИ руководитель «Российского фонда помощи» (Русфонда) Лев Амбиндер.

Та же «АдВита» в 2017 году 78% сборов потратила на лекарства и оплату поиска и активации доноров костного мозга, 15% — на поддержку клиник (закупка расходных материалов, оснащение лабораторий). При этом политика «АдВиты» — не отправлять нуждающихся в лечении за границу, а стараться доставлять лучшие технологии и лекарства в Петербург.

«Токсичный сбор» из соцсетей

Приличные фонды самостоятельно проверяют все заявки и с точки зрения медицинской целесообразности, и с точки зрения потенциальной платежеспособности пациента. Но зачастую мошенники действуют из расчета на эмоциональный порыв потенциального жертвователя.

Есть целые группы жуликов, которые специализируются на сборе средств через соцсети — это так называемый «токсичный сбор».

Как правило, используются манипулятивные технологии: публикуются фотографии детишек в трубках, идет постоянный психологический шантаж жертвователя: если не поможете, то ребенок умрет, и т.д.

Если жертвователь пытается задать уточняющие вопросы, его изгоняют из группы и банят. Отчеты не публикуются либо они «липовые».

«Все должны отчетливо понимать, что никто эти деньги контролировать не может. У нас множество примеров, когда выясняется, что якобы «нуждающегося» в помощи человека просто не существует. А если он и существует, то сборы не нужны, потому что собирали на то, что можно вылечить в России.

Тут жертвователи вообще не защищены, и мошенники это понимают и занимаются эмоциональным террором. Трудно трезво соображать, когда видишь страдающего ребенка. Люди искренне считают, что те, кто собирают деньги «на лечение», не могут быть жуликами. Конечно, могут.

И это совсем не редкость», — говорит Елена Грачева.

Жертвователем быть трудно. Чтобы понять, мошеннический фонд или нет, надо обладать определенной квалификацией.

«Мы тратим время на поиск врача, парикмахера, репетитора. Не менее ответственно надо подходить и к выбору тех, кому вы хотите помочь. Нельзя действовать на порыве, на это и рассчитывают мошенники», — считают в «АдВите».

Что хотят фонды от государства

Административный директор «АдВиты» Елена Грачева формулирует правила игры, которые, по мнению представителей благотворительных организаций, принесут реальную пользу честным фондам — и, соответственно, людям, как в них работающим — так в них и нуждающихся.

«Что касается улучшения ситуации с фондами, то нужно, прежде всего, не врать, — считает Елена Грачева. — Кроме того, нам нужны правила игры. В законе о благотворительности много лакун. Они должны быть заполнены. Должны быть приняты внятные стандарты отчетности.

Все партнеры благотворительных фондов — больницы, детские дома, интернаты — должны быть уверены (то есть иметь внятное публичное заявление от чиновников высокого уровня, например, а не только циркуляр), что обращение в благотворительный фонд — это нормально.

Они должны твердо знать, что благотворительная помощь законна, и что сам факт привлечения благотворительных средств (а, следовательно, публичное признание нерешенной проблемы) не будет иметь административных последствий».

Очевидно, что ни одно государство не может полностью обойтись без помощи благотворителей, меценатов, подвижников. И их деятельность надо не только контролировать, но и стараться помогать, считает Грачева.

«Государство должно всячески поддержать благотворительную помощь в социальной сфере и поощрять тех руководителей, которые пытаются решать проблемы с помощью благотворителей, а не тех, которые эти проблемы замалчивают, — говорит административный директор «АдВиты».

— Сильное государство — не то, которое отрицает проблемы, а то, которое их честно признает и не отказывается от помощи. И необходима возможность для каждого гражданина иметь право распоряжаться частью собственного подоходного налога, направляя его на решение социальных проблем через благотворительные фонды.

Это есть во многих странах, и нам тоже не помешает».

Как проверить благотворительный фонд

Изучите сайт фонда.

Если нет учредительных документов, нет адреса, или он вызывает сомнение, нет координат для обратной связи, банковских реквизитов, нет отчетности и детальной информации, куда были потрачены деньги, либо она подана так, что разобраться невозможно, — лучше не связывайтесь. Важно, опубликованы ли результаты аудиторских проверок, — для благотворительных фондов ежегодный аудит обязателен.

Жертвователь имеет право не только задать вопрос по телефону или электронной почте, но и запросить документы, подтверждающие обоснованность просьбы, и документы, объясняющие, куда было потрачено именно ваше пожертвование.

Помогает также простой поиск в Интернете: что говорят о фонде, не было ли с ним связано каких-нибудь скандалов, какие уважаемые люди или сообщества ему доверяют.

И, безусловно, нельзя подавать «волонтерам», которые собирают деньги, разгуливая по улицам с ящиком наперевес или побираясь в метро. Вы в принципе не сможете отследить судьбу своего пожертвования, и вероятность того, что она осядет в кармане просящего и его куратора, — практически стопроцентная.

Постарайтесь на сайте министерства юстиции найти информацию об отчетности фонда, которому хотите помочь. Посмотрите, на что он тратит деньги и сколько из них уходит именно на программную деятельность.

На сайте одного из самых уважаемых фондов — Русфонда — есть рубрика «Русфонд-навигатор». Там легко можно получить информацию о большинстве российских благотворительных организаций.

Источник: https://riafan.ru/1023432-televizionnye-poproshaiki-ili-blagotvoritelnye-fondy-rassledovanie-fan

Запрет «коробочников»

Директор благотворительного фонда «Берегиня» Татьяна Голубаева рассказывает, что совместная борьба с псевдоволонтёрами ведётся успешно:

«В Ростове-на-Дону недавно закрылось так называемое отделение, оттуда съехали коробочники. Мы подключились к этому движению.

Сейчас, когда есть заявление от Светланы Денисовой, этой проблемой будут заниматься:

«Каждый случай нужно проверять отдельно именно по мошенническим действиям. Однозначно сказать, что это мошенничество, нельзя, надо разбираться».

«Любое мошенничество трудно доказуемо, — говорит Светлана Денисова. — Это мы видим на примере обманутых дольщиков. Насколько я знаю, уголовных дел единицы. Доказать, что изначально был умысел, — мошенничество — очень сложно.
Хотя потенциальные жертвы лжеблаготворителей — это те дети, которым действительно нужна помощь».

«В адрес уполномоченного поступило обращение от жителей Пермского края с просьбой об оказании помощи. Мы часто получаем различные обращения с просьбой об оказании благотворительной помощи, — рассказывает уполномоченный по правам ребёнка в Республике Татарстан Гузель Удачина.

Фандрайзеры фонда «Детские деревни-SOS», притом что не берут наличных, а только предлагают подписаться на пожертвования через интернет на официальном сайте организации (они имеют с собой планшеты), всегда имеют при себе документы и доверенность от фонда.

Юрист в теме
Добавить комментарий